Только Богъ вѣстъ, какъ томила

Скудная судьба меня,

Какъ давила, какъ грузила

Молодыя рамена.

Я нагнулся и предался

 Бремени ея молча,

Зябъ, коснилъ, отчаявался,

Словно на убой овча.

Сила, юность обнищала,

Взглядъ затмился, духъ изсякъ,

Радость жизни исчезала,

Я шатался такъ и сякъ!

Но съ тѣхъ поръ, когда тобою

Ослѣпленъ я сталъ любить,

Вотъ съ охотою большою

Начинаю снова жить.

Весь горю жарой святою,

И кипитъ живѣе кровь,

Вотъ чѣмъ стался я тобою:

Я охотникъ до цвѣтовъ!

Въ сердцѣ у меня опрятный

Цвѣточный примѣтишь садъ,

Въ немъ тебя прельститъ пріятный

Округъ разноцвѣтныхъ грядъ.

Тамъ мое воображенье

Вѣнки вьетъ любви святой,

Сердце страстное волненіе

Шлетъ тѣ вѣнки за тобой!

Вотъ и здѣсь вѣнокъ сплетаю,

Ты его пожалуй взять,

Въ знакъ любви моей дерзаю,

Этотъ даръ тебѣ вручать.

Охъ, прими съ благоволеньемъ

Мечтъ моихъ вѣнокъ худой,

Кой тебѣ святымъ робѣньемъ

Посвящаетъ Юлій твой!