О ПОГРѢШЕНІЯХ, И КАЗНЕХ ДѢТЕЙ

 

Мамко, мамко што там было,

Што ся в Школѣ поводило,

                    Страх сіє повідати,

                    И не вдячно казати.

Пришол в школу Пан Діректор,

И оскаржил му Профессор,

                    Же ту таки дѣти сут,

                    Штося неучат, и бют.

Даяки сут што и лали,

Други каменьом метали,

                    Єдни ся не молили,

                    И тихо не сѣдѣли.

А други в церкви кричали

Лем по людех расматряли,

                    Богуся не молили

                    И побожно не пѣли.

А єден мамко пяный быв,

На гостинѣ паленьку пив,

                    Такся смѣяв, надерав,

                    Никому покой недав.

А двоми ся повадили,

Брытко, скарѣдно гварили,

                    Чортом, дѣтком карали,

                    Шматы си поторгали.

А єден, ани не скажу,

Бо то казатися стыжу

                    Скарѣдно бесѣдовал,

                    Так як пес брытко брехал.

Пан Діректор выкликал их,

На стред школы поставил их,

                    А так красно говорил,

                    Аж ся каждый разжалил:

«Дѣти мои! вас до школы

Прото дают Родители,

                    Бы єстеся учили,

                    И так щастливи были.

Бысте знали ся молити

Чесно, красно, говорити,

                    Бысте знали читати,

                    Раховати, писати.

И чесно ся справовали

Всягды красненько держали,

                    Абы вас так Бог любил,

                    Пожегнал, благословил.

Бо Бог лем такого любит,

Котрый єму вѣрно служит,

                    Хто ся молит, и учит,

                    Повинность свою кончит.

Але хто ся зле тримаєт,

Того Бог всегда караєт,

                    Як в дочасном свѣтѣ том,

                    Так по смерти на другом.

Так дѣточки мой мили,

Што же вы зле начинили,

                    Ци то так треба жити,

                    И дѣтинѣ чинити?

О вы кару заслужили,

Бо вы Бога образили,

                    От нравов заблудили,

                    И не добрѣ чинили. —

Ты сыне мой неучился,

Неписал, и немолился,

                    А ты тихо не сѣдѣл,

                    А ты в школѣ сваволил.

Прото треба вам узнати,

Небудете обѣдати,

                    Небудете ѣсти нич,

                    Чиньте спѣшно вашу рѣч.

Заперти в школѣ будете,

Покля ся не покаєте,

                    Бо хто вдячно не робит,

                    Няй не піє, и не ѣсть;

Человѣк має дѣлати,

И кровавно работати,

                    А лѣнивый не робит,

                    Няй не піє, и не ѣсть.

А вы чом в церкви кричали,

Сваволили расматряли,

                    Ту будете клячати,

                    Прото покутовати.

А ты сыне паленку пив,

О ты дуже мното грѣшив,

                    Бо узнай же пяниця,

                    Єсть болшій як убійця.

Бо хто паленчиско піє

Той свою душу убіє,

                    А хто ю радо піє,

                    О той долго не жіє.

Хто навыкне в молодости

Понесе звык до старости,

                    Научся в молодости,

                    Як бесь найшол в старости.

Пянство то єсть великій грѣх,

Соблазнъ у людех, и посмѣх,

                    Пяный в души не жіє,

                    И скотови равный є.

Пяный разум утрачаєт,

И о Бозѣ забываєт,

                    Пяный добрѣ нечинит,

                    Лем як свѣня так лежит;

О ты дуже перевинил,

Бо ты уже и пяный был,

                    Теперь достанеш виргас,

                    Бы ты не пил болше раз.

Пій водичку из потока

Нѣт в ней грѣха, и порока,

                    Бог воду прото створил,

                    Бы ты жажду умолил.

Люде в товаристві жити

Мают, и себе любити,

                    Нигда ся не вадити

                    Проклинати, ни бити;

Прото прійдите вы дѣти,

Што любитеся вадити,

                    Препростеся ту дораз,

                    Певадьтеся болше раз.

А ты Сыне Богом карал

Имя Боже на дармо брал,

                    Ты достанеш палицу,

                    Прострися на лавиду.

Но ты так гварил скарѣдно,

Брехал як пес так бестыдно

                    Теперь збереш дванахцят.

                    Другій раз пять и дватцят.

Знай, же бестыдный человѣк

Небуде жити долгій вѣк,

                    Бестыдный, и безбожный,

                    Єсть юсе хворый, неможный.

Таже дѣти мой знайте

Добрѣ собѣ памятайте,

                    Прошто єсте карани,

                    Прошто покутовани;

Бо то не я вас покарал,

И не я вам покуту дал,

                    Вы сами заслужили,

                    Кару собѣ судили.

Бо узнайте, злоє дѣло

Маєтся карати зѣло,

                    Покутою на свѣтѣ,

                    Вѣчным огнем во вѣки.

Бог всякое дѣло видит,

И всегда праведно судит,

                    Пред ним незатаиш нич,

                    Бо он видит кажду рѣч.

Бог вся знает, видит истѣ,

Такжеся на каждом мѣстѣ

                    Справуй, якбы там Бог был,

                    Якбысь Єго все видѣл.

Мамко, мамко так там было,

Такся в школѣ поводило,

                    Там лѣнивых, злых били

                    Але добрых хвалили.

О мене не будут бити,

Бо я будуся учити,

                    Я небуду лаяти,

                    Ни камѣньом метати,

Будуся в церкви молити,

И побожно, красно пѣти,

                    А паленку паскуду,

                    Нигда пити не буду.

Небудуся надерати,

Никого Богом карати,

                    Небудуся вадити,

                    И бестыдно гварити.

Лем я будуся учити,

Каждого щиро любити,

                    И каждому чести дам,

                    Отцу, бабцѣ, тай вам.