Я рутенъ былъ, но буду,

       Хоть родился рутеномъ,

Скверный родъ свой, позабуду,

       Буду новымъ мадьяромъ;

 

Рутенъ былъ мой отецъ, мати,

       Рутенская вся родина,

Но рутеномъ не мнѣ стати,

       Мерзка мнѣ та дружина.

 

Скверный родъ мой и безславный

       Панамъ есть ненавистный,

Духомъ и силою слабый,

       Вѣрою стародавный.

 

Хоть свѣтъ узрѣлъ подъ Бескидомъ,

       Хоть воздухъ рутенскій ссалъ,

Кормился мадьярскимъ хлѣбомъ,

       Мадьяръ мене колысалъ.

 

Коль первый разъ отворилъ ротъ,

       Скверное слово прорекъ;

На аз-буки никогда мой потъ

       Съ моего чела не текъ.

 

Въ рутенскій свѣтъ; но дуракъ былъ,

       Кто свелъ меня съ симъ родомъ.

Трудомъ мадьяръ я питанъ былъ,

       Своимъ иду доходомъ

 

И теперь, кто питаетъ мя ?

       Кто любитъ, кто мя держитъ ?

Одно мадьяровъ племя

       Гордость мою содержитъ.

 

Прото тебе, рутенскій родъ,

       Клянуся живымъ Богомъ,

Уничтожити, о уродъ,

       Повинуюся долгомъ,

 

По всей жизни ядъ, отраву,

       Мой духъ тебѣ принесетъ,

Ничтожную твою славу

       Въ гробъ темный низведетъ.

 

О, я тебе не забуду.

       Ото всѣхъ желчныхъ утробъ

Возлюблю тя, твоимъ буду

       Врагомъ, врагомъ ажъ по гробъ*).